Наркогенная инфотипизация молодёжи России, как проблема социального неблагополучия страны

Автор:
Аникин С.С.
Аннотация:

Предлагается под наркогенной инфотипизацией пространства понимать процесс и результат заполнения информационного пространства инфотипами наркогенного смысла. Разумеется, представление об информационных пространствах в известной мере является абстрактным, своего рода, видом ментально-символического бытия, отражающегося во внутреннем пространстве индивида, которое понимается как форма существования психического вообще, а в более узком смысле слова – как форма существования и развития внутренних образов. Взаимосвязь между информационным пространством среды и внутренним информационным пространством очевидна, и осуществляется через инфотипизацию сознания.

It is proposed under the narcotic infocapital space to understand the process and the result of filling the information space with infotype Narrogintion of meaning. Of course, the idea of information spaces in known as an abstract sort of view of mental-symbolic of being reflected in the inner space of the individual, which is understood as a form of existence of the mental in General, and in the narrower sense as a form of existence and development of inner images. The relationship between the information environment and the internal information space is obvious, and is carried out through infocapital consciousness

Выходные данные:

Региональная общественная организация по пропаганде здорового образа жизни «Союз борьбы за народную трезвость», 2017 Союз некоммерческих организаций в сфере профилактики и охраны здоровья «Евразийская ассоциация здоровья», 2017 Издательство «Концептуал» Отпечатано в типографии РА «Википринт»- Москва, 2017. – 138 с.

Аникин С.С.

Наркогенная инфотипизация молодёжи России, как проблема социального неблагополучия страны

Не всякое учебное заведение можно назвать школой жизни, зачастую именно в нём происходит переформатирование сознания субъекта, который невольно превращается в объект аддиктивной манипуляции, в результате чего изменяются его установки, формируются привычки, выстраивается мировоззренческая парадигма, не только расходящаяся с образовательной программой, но и противоположная культурным нормам общества. 

В любом учебном заведении можно условно выделить несколько сред – мест чувственно-коммуникативного межличностного взаимодействия, в котором происходит не только восприятие информации, но и психологическая адаптация к условиям пребывания. При этом, например, образовательная среда направлено включает в процесс приспособления ум, как инструмент осознанного изменения потребностей личности, тогда как социальная среда чаще всего воздействует на эмоциональную сторону индивида, через речевые и поведенческие каналы, внедряя в ментальность неосознаваемые модели. Не секрет, что в стенах учебного заведения одновременно находятся люди разных национальных культур, языковых групп, ценностных ориентаций, вероисповеданий, имеющие многообразные привычки и формы поведения, т.е. жизненный процесс данной общности непредсказуем, конфликтогенен, постоянно изменчив. Именно на эту сторону средового влияния обращают внимание педагоги, организуя в учебном заведении специальные развивающие пространства. Наблюдения показывают, что там, где имеются подобного рода воспитательные воздействия, где на первом месте не пустое морализаторство, а наполненная жизнью культурная среда, воспитанники наименее подвержены негативному влиянию социума, даже после окончания учебного заведения. И наоборот, где не достаточно профессиональный педагогический подход, где игнорируется роль влияния сред на становление личности, большое количество детей и молодёжи с отклоняющимся поведением.
В последнее время педагогам часто приходится сталкиваться с явлениями наркотизма, которые проникают в среду учащихся, поражая изнутри формами аддиктивного и девиантного поведения. 

Во-первых, это курение молодежи у входов в учебные заведения.
Во-вторых, массовое молодёжное и подростковое пивное пьянство, перерастающее в алкоголизм. В-третьих, увеличение числа потребителей
запрещённых наркотиков. Как правило, одно отклонение следует из другого, приобретая со временем ярко выраженные формы психических заболеваний.
Несмотря на порицание наркотизма, констатирование негативизма, вызванного приёмом психоактивных веществ (ПАВ), большое количество людей считают нормой аддиктивные формы поведения. Столь субъективное суждение вызвано тем, что потребители ПАВ делают это ради изменения собственного сознания и вызова специфических ощущений, известных как опьянение. Немаловажно, какой мифический ореол сопровождает потребление ПАВ. Защищая свою страсть к опьянению, потребители ПАВ ссылаются на права человека, свободу волеизъявления личности, забывая при этом о правах окружающих их людей: курильщики курят в присутствии некурящих, пьяные находятся в общественных местах и рядом с несовершеннолетними. Следует заметить, что потребители ПАВ – это не малочисленная группа, не клан, не корпоративное сообщество, а значительная часть российского общества, и с ними приходится считаться, учитывая психическое и физическое состояние зависимых людей. 

В группу ПАВ сведены как запрещённые наркотики (героин, морфий, каннабис и пр.), так и наркотики легальные (алкогольные и табачные изделия). Доказано, что даже одноразовое употребление одного из ПАВ приводит к серьезнейшим нарушениям работы головного мозга, его высших отделов, отражаясь на психических функциях потребителя.

Многократная проба препарата или полимодальное употребление ПАВ, наносит непоправимый урон, что особо опасно в детском и юношеском возрасте, когда формируются не только биологические, но и личностные качества человека. Беспокоит возможное видовое перерождение человека, который под влиянием ПАВ из человека разумного, мыслящего может превратиться в существо наркозависимое – Homo Narkotikus. Это человекоподобное существо по своим внешним признакам не будет отличаться от Homo Sapiens, точно также как внешне незначительно отличается от нормально развивающегося ребёнка его сверстник с психическими отклонениями. При этом, существенным отличительным признаком такого субъекта от современного разумного человека будет позитивное отношение к опьянению и употреблению наркотиков.

В связи с этим, особое внимание должно уделяться проблемам подрастающего поколения россиян, наименее защищенного от влияния наркотизма – идеологической системы, оправдывающей употребление ПАВ, формирующей определённые квазикультурные и асоциальные ценности. Ведь именно дети, подростки, молодежь, живущие в информационном пространстве наркотизма, легко могут сформироваться как Homo Narkotikus, с ущербной идеологией, нравственностью, культурой, поведением, образом жизни и качествами далеко отличными от нормально развитого
человека.
Наркотизм – это не только государственная и национальная катастрофа, но и вырождение народов Российской Федерации, поэтому борьба с этим явлением должна быть общим делом каждого. Причем ведущая роль в предотвращении наркотизма принадлежит педагогам и родителям. К сожалению, до сих пор Россия остается единственной из цивилизованных стран, где в учебных заведениях нет уроков трезвенного воспитания и
образования. Например, в Швеции такие уроки были введены более ста лет назад. За это время полностью изменилось мировоззрение жителей и на сегодняшний день – это одна из самых трезвых и самых развитых стран мира, которая особенно выделяется своей привлекательной социальной сферой.
Надо заметить, что процессы отрезвления общества в Швеции начались почти одновременно с Россией, где до революции и после нее, вплоть до 30-х годов ХХ века, воспитанию трезвого человека отводилась значительная роль. Так,  в 10-е годы ХХ столетия в России прошли всероссийские съезды по школьному, внешкольному, семейному воспитанию, где отдельно рассматривались вопросы трезвенного воспитания и образования. Предвосхищая трагичность распространения наркотизма, передовая часть учительства настояла на том, чтобы в школьных тетрадях были начертаны слова: «Будущее принадлежит трезвым нациям». Даже такой, незначительный, на первый взгляд, педагогический приём сформировал трезвенную установку у миллионов российских детей, которые, став взрослыми, долгие годы жили трезво. 

Линию на воспитание трезвого поколения продолжиларанняя советская педагогика, до третьего десятилетия отстаивавшая право народа на трезвую жизнь. В 1928 г. на I педологическом съезде Н.И. Бухарин сформулировал системе образования социальный заказ: «Нам нужны люди трезвые, дельные, энергичные, умеющие считать время и добиваться максимального эффекта, ищущие новых и новых усовершенствований, люди с твердыми ногами, с литыми мускулами, идущие к поставленной цели». К сожалению, в 1932 г. в СССР все программы трезвенного воспитания были свернуты и более полувека о них не вспоминали. Но как показываетжизнь, для современной России воспитание трезвомыслящего человека, гражданина и патриота – архиважная задача. 

В России формирование духовно-нравственных качеств личности традиционно является первостепенной задачей воспитания. В современных условиях особенно важно подчеркивать национальный духовно-нравственный облик, способствовать осознанию черт характера русского народа, пониманию детьми особенностей его формирования. Учащиеся должны отличать любовь и преданность своему Отечеству, коллективизм и товарищество, любознательность и трудолюбие, развивать деловитость, творческую самостоятельность, стремление к самосовершенствованию, обладать навыками сознательной дисциплины.  Приходится признать, что в 90-е годы прошлого столетия воспитательная система была разрушена по политическим причинам. 

В результате педагогической запущенности дети и молодежь были предоставлены сами себе и улице. Одновременно были убраны возрастные и правовые ограничения на реализацию, приобретение и потребление табачных и алкогольных изделий, в том числе пива. Все это привело к резкому росту курения и алкоголизма, наркомании в детской и молодежной среде, на общество обрушился шквал детской и подростковой преступности. Отсутствие воспитания и контроля со стороны семьи, общества и государства привело к возникновению армии юных наркоманов. Как следствие, в настоящее время в России более 30 млн. алкоголиков, 70 млн. курильщиков табака, 2 млн. наркоманов. 

Ежегодное сокращение населения Российской Федерации приближается к 1 млн. человек. При этом наблюдается массовая гибель потребителей ПАВ. По данным доктора медицинских наук Ф.Г. Углова, анализировавшего данный феномен в течение 50 лет, в стране ежедневно от причин, связанных с употреблением спиртного погибает более 2 тыс. человек. Учёный убедительно показал, что только за четверть века (1960-1985 гг.) алкоголь унёс свыше 100 млн. жизней. Эта цифра включает 25 млн. человек, погибших от употребления алкоголя, в катастрофах и драках, несчастных случаях, «алкогольных» болезней, таких как цирроз печени, сердечно-сосудистые заболевания и пр.; 35 млн. не родившихся детей вследствие алкоголизации; 40 млн. алкоголиков – «живых трупов». 

Доктор экономических наук Б.И. Исхакова считает, что за период 1990-2005 гг. по причине употребления ПАВ страна потеряла примерно такое же количество россиян. По данным 2006 г. в Российской Федерации от приёма наркотиков погибло более 100 тыс. человек; от причин, связанных с табакокурением – свыше 500 тыс.; число жертв, связанных с причинами употребления спиртного, превысило 800 тыс. человек. По неофициальным данным эти цифры намного выше. Пьяная Россия вымирает, но пустеющие ряды потребителей ПАВ пополняются детьми и молодежью, причём с каждым годом возраст входящих в болото наркотизма молодеет. В начале 90-х годов ХХ столетия около 4% первоклассников имели опыт употребления спиртного или курения табака. К концу 90-х г. опыт табакокурения имели 23% , употребления алкоголя – 48%, а в 2007 г. уже 88% первоклассников имели опыт употребления спиртного (в основном пиво) и 52% – курения табака. Вместе с процессом раннего приобщения к ПАВ снижается возраст людей преждевременно уходящих из жизни. Средняя продолжительность жизни мужской части россиян составляет 57 лет, а в некоторых регионах страны, особенно  в сельских местностях, 39-45 лет. Мужчины уходят из жизни в самом расцвете сил. Причинами этой трагедии являются алкоголь, табак, наркотики, употребление которых приводит к распаду личности и наступлению преждевременной смерти. Установлено, что люди, не потребляющие спиртное, живут на 23 года дольше своих умеренно пьющих сверстников, продолжительность жизни курильщика также на 17 лет меньше, чем у некурящего человека. У потребителей нелегальных наркотиков средняя продолжительность жизни после начала их приёма составляет всего 6 лет.

Таким образом, в условиях массовой наркотизации российского общества назрела настоятельная необходимость изучения данного явления с целью снижения и предотвращения гибели народа по причине связанной с употреблением ПАВ. Требуется интеграция знаний по данному вопросу. Это позволит выявить причину развития наркотизма, спрогнозировать результат данного явления, но самое главное, выработать стратегию и тактику по нейтрализации процессов наркотизации. 

С некоторых пор в стране происходит активное тпрограммирование детей и молодежи на употребление легальных и запрещенных наркотиков. Эта часть россиян выбрана не случайно, т.к. рассматривается в качестве стратегического резерва наркобизнеса. Дети в силу возрастных особенностей не могут критично оценивать информацию, а массовая информация действует на них гипнотически и более авторитетна, чем аргументы родителей, которые, чаще всего, противоречат догмам гедонизма, внушаемым через СМИ.  Известно, что массовая информация «штампует» стереотипное поведение, поэтому её потребители имеют не только общие привычки, но и схожие ценностные ориентации, мышление, потребности, свой социально-культурный ареал. Не удивительно, что подростки, воспринимая наркогенную информацию, распространяемую производителями табака, алкоголя, в том числе пива, через какое-то время проявляют интерес к наркотизму и от информационного продукта переходят к реальному потреблению наркотиков. 

На основании взглядов о наркотизме как о информационно-психологическом явлении, с учетом его роли в принятии индивидом различных форм аддиктивного поведения, была разработана теоретико-концептуальная модель инфотипизации сознания, в которой особое внимание уделяется наркогенной инфотипизации. Согласно ей, информационное пространство воспитывает, формирует, корректирует и управляет задаваемыми смыслами и логикой. В качестве инструмента выступает инфотип – вид, форма, единица содержания информации, обладающая специфическими признаками, наделяющими объём информации качественными характеристиками. Это виртуальная модель объекта, существующая вне субъекта, между источником и потребителем информации, информационный аналог объекта. Т.е. сам объект, его фото-, аудио-, видео-отражение, или текст, любое визуальное, аудиальное, тактильное или иное повествование объекта – все есть его инфотип, который рассматривается в качестве единицы анализа смысловой части информационного пространства.  Сам по себе инфотип не содержит моральной или эмоциональной окраски, поэтому можно сказать, что инфотип – это определенный тип информации, обозначающий предмет, но не наделяющий его морально-нравственными суждениями или эмоциями. Эмоциональную значимость инфотипу придает сам субъект как потребитель информации, что зависит от его психического и физиологического здоровья, психотипа, взглядов. По морально-нравственным критериям инфотип оценивается согласно убеждениям субъекта и нормам, принятым в обществе. Восприятие инфотипа одного объекта разными анализаторами создает  в сознании потребителя информации образ – феномен психического отражения. Инфотип может не только вызывать у реципиента ассоциации, но и возбуждать реакции и действия. Эта способность понимается нами как качество инфотипа. Высшие инфотипы стимулируют духовно-нравственную деятельность, направляющую личность по пути самосовершенствования, тогда как низшие – вызывают у реципиента отрицательные эмоции, ведущие к деградации. 

Теория инфотипов положена в основу концепции инфотипизации, которая осуществляется в два этапа: инфотипизация пространства и инфотипизация сознания. 

Под наркогенной инфотипизацией пространства понимается процесс  и результат заполнения информационного пространства инфотипами наркогенного смысла. Разумеется, представление об информационных пространствах в известной мере является абстрактным, своего рода, видом символического бытия, отражающегося во внутреннем пространстве индивида, которое понимается как форма существования психического вообще, а в более узком смысле слова – как форма существования и развития внутренних образов. Взаимосвязь между информационным пространством среды и внутренним информационным пространством очевидна, и осуществляется через инфотипизацию сознания. 

Под наркогенной инфотипизацией сознания понимается процесс и результат трансляции, восприятия и насыщения сознания реципиента инфотипами наркогенного содержания. Сознание потребителя информации заполняется установками, представлениями и образами наркогенного содержания, посредством которых у субъекта складывается наркогенное мировоззрение. Осуществление инфотипизации сознания возможно в условиях нахождения субъекта в информационном пространстве наркотизма, через информационные поля наркогенного смысла, в чьи функции входит формирование у реципиента представлений  и образов, привитие установки на включение в смысловой ряд психоактивных веществ (ПАВ), с последующим их употреблением. Здесь и далее под информационными полями понимается траектория движения однородных по смыслу инфотипов от источника к реципиенту. При этом в качестве источника информации могут выступать разнотипные трансляторы: живой объект, отдельный знак или символ, их комплекс, а также техническое устройство, предназначенное для трансляции информации на аудиторию (радиоприемник, телевизор, т.п.). И если основу наркогенного мировоззрения индивида составляет наркогенное убеждение в индивидуальной, групповой или массовой правомочности употребления ПАВ, уверенность в свободе личного выбора аддиктивных форм поведения, то базой наркогенного сознания служит наркогенная инфотипизация, с комплексом соответствующих инфотипов.

Систематическое контактирование реципиента с наркогенной информацией закрепляется позитивной либо негативной эмоцией, что может вызвать как положительное, так и отрицательное отношение к проявлениям наркотизма, его знакам, символам, фигурам, а также образцам аддиктивного поведения. Это служит достаточным условием для последующего развития наркогенной идеологии, вытеснения трезвости из внутреннего пространства индивида, склонения реципиента к саморазрушительной модели поведения. 

Теоретико-концептуальная модель инфотипизации сознания требует рассматривать психологическое программирование через процесс трансляции информации от объекта к субъекту и приема её реципиентом, обозначив это как процесс передачи информации. Передача информации, при которой осуществляется преднамеренное воздействие на объект с целью оказания влияния на его ориентацию, намерения и действия, следует представлять как принудительное информационное воздействие. Если процессу  передачи информации предшествуют: планирование, формулировка рабочих целей, изучение объекта воздействия, выбор конкретных средств, методов и приемов воздействия, разработка содержания, определение коммуникативных контуров, контроль эффективности, то этот комплекс мер понимается как информационная перспектива. 

На наш взгляд, информационное воздействие, в результате которого у потребителя информации формируется установка, следует считать информационным программированием. Его составляющими являются: объект и субъект воздействия; мотивация психологического воздействия; социальная перцепция; средства, способы, методы, приемы, условия программирования; эффект информационного воздействия; обратная связь. Учитывая тот факт, что программирование представляет полифункциональный процесс (воздействие психогенных факторов, коммуникативное воздействие и пр.) и имеет универсальную структуру и механизм функционирования, детерминированные информационным архетипом человека, средства программирования объединены в блоки: вербальный, невербальный, материально-вещественный, энергоинформационный, инфотипный. При информационном программировании широко используются способы психологического воздействия: завлечение, психическое заражение, внушение, суггестия, убеждение и др. Стратегия программирования при передаче информации выбирается в зависимости от его целей, задач, объектов и имеющихся каналов распространения информации. Результативность и эффективность инфотипизации зависят от того, насколько правильно определены те сферы психики, которые связаны с управлением поведением человека, подготовлены содержательные и технические аспекты относительно индивидуальных и социально-психологических особенностей. 

Список литературы


Аникин С.С. Явление наркотизма в школьной и молодежной среде /С.С. Аникин // Педагогика
и психология развития: сб. научных трудов/ под ред. д-ра психол. наук Б.И. Хасана. – Красноярск, 2000.
Аникин С.С. Проблемы инфотипизации и причины демографического кризиса в России // Демографическая ситуация в Новокузнецке и
России: причины, динамика, прогноз / С.С. Аникин. – Изд-во МОУ ДПО ИПК, Новокузнецк, 2005. 108 с.
Аникин С.С. Психолого-педагогическая профилактика наркотизма: учебно-метод. рекомендации /С.С. Аникин, Л.Н. Медведев. – Красноярск: РИО
КГПУ, 2002. 56 с.
Аникин С.С. Профилактика наркотизма как информационно-психологического явления / С.С. Аникин, Т.В. Христидис // 75 лет творчества
и созидания: наука, культура, образование XXI века: Сборник текстов докладов международного «круглого стола» (Под ред. Черниченко В.И., Жарковой Л.С., Тихоновой В.А. – МГУКИ, 2005. – С.7–11.
Аникин С.С. Педагогика информационного пространства: информационное пространство учебного заведения как условие профилактики наркотизма учащихся: Монография / С.С. Аникин; КГПУ. – Красноярск, 2007. 308 с.
Беркулиев Т.Н. Профилактика наркомании в территориальной системе общего образования: автореф. дис. … канд. пед. наук / Т.Н. Беркулиев. – СПб., 2003. 26 с.
Вершиненко Ю.В. Подростковый наркотизм: социальный анализ и профилактика. На материале Санкт-Петербурга: дис. … канд.социол. наук/ Ю.В. Вершиненко. – СПб., 2000. 156 с.
Кибанов В.А. Информационная сфера социума: роль и место в системе социального управления: автореф. дис. … канд. социол. наук
/В.А. Кибанов. – М., 2004. 26 с.
Костылева Е.Г. Социальный контроль наркотизма в общеобразовательной школе: дис. … канд. социол. наук /Е.Г. Костылева. – Уфа, 2001. 55 с.
Лисовский В.Т. Наркотизм как социальная проблема /В.Т. Лисовский, Э.А. Колесникова. – СПб.: СПб ун-т, 2001. 200 с.
Мосягин М.И. Наркотизм как форма измененного состояния сознания в контексте психологической антропологии/ М.И. Мосягин //Известия международной академии наук высшей школы. – 2004. - №4 (30). С.78–92.
Почепцев Г.Г. Информационные войны/ Г.Г.
Почеацев. – М.: Рефл-бук, Киев: Ваклер, 2000. 576 с.
Хисамутдинов Ф.Р. Наркотизм среди несовершеннолетних: криминолого-виктимологический анализ: на материалах Республики Татарстан : дис. ... канд. юр. наук/ Ф.Р. Хисамутдинов. – Н. Новгород, 2002. 150 с.

0
13:35
479
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Облако тегов